Союз поддержки и развития отечественных

сервисных компаний  нефтегазового комплекса

Russian (CIS)English (United Kingdom)

"Мозговой центр" высокотехнологичной нефтегазовой компании

Экономика и ТЭК сегодня, №20, 2012

 

 

 

Президент НО "Союзнефтегазсервис" Игорь Мельников

29 ноября 2012 года Президентом В. Путиным была подписана разработанная в недрах Минэнерго «Доктрина энергетической безопасности Российской Федерации». Значение этого документа для отечественного ТЭКа в целом и для нефтегазовой сферы в частности невозможно переоценить. По существу, документ носит целиком протекционистский характер: он нацелен на выработку политики всесторонней защиты интересов российских производителей энергоресурсов и соответствующих технологий всеми доступными для государства способами, поскольку именно полноценное развитие российских компаний и технологий рассматривается в нем как важнейшая предпосылка к достижению страной энергетической безопасности.

В этой связи хотелось бы отметить, что среди основных угроз энергетической безопасности в доктрине названы, в частности:

  • «отставание отечественного топливно-энергетического комплекса в уровне научно-технического развития» (II.6.),
  • «неоправданно высокая зависимость… от импорта оборудования, сервисных и инжиниринговых услуг» (II.9. п. «и»),
  • «недостаточный уровень автоматизации технологических процессов» (II.11. п. «в»),
  • недостаточное финансирование «научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ» и слабая реализация их результатов (II.11. п. «з»).

На наш взгляд, все вышеперечисленные в доктрине проблемы имеют одну общую корневую причину, которая состоит в том, что на данный момент в нефтегазовых компаниях уделяется недостаточное внимание инновационному менеджменту – развитию особых институтов внутри управляющей структуры нефтегазовых компаний, целиком ответственных за инновации. Помочь изменить эту ситуацию к лучшему, с нашей точки зрения, призваны «центры стратегической компетенции», которые мы не без основания рассматриваем в качестве одной из стратегических инвестиций в будущее всей нефтедобывающей отрасли нашей страны.

 


 

Создание центров стратегической компетенции мы рассматриваем в качестве ключевой инвестиции в комплексное развитие всей нефтедобывающей отрасли нашей страны

 


 

Однако прежде чем подробнее говорить о центрах стратегической компетенции, следует дать определение этому относительно новому для российской действительности явлению.

Сначала скажем несколько слов о том, что такое «центры компетенции». «Центрами компетенций» (competence centers) обычно называют особые структурные единицы, которые контролируют одно или несколько важных направлений деятельности компании, аккумулируют соответствующие знания и ищут способы получить от них максимальную пользу. Причем было бы неправильно отождествлять центры компетенции с некой библиотекой или архивом, нет. Центры компетенции – это, прежде всего, сами люди, обладающие или имеющие доступ к необходимой информации и тесно взаимодействующие друг с другом. Специалисты посчитали, что компании, добившиеся отлаженной работы центров компетенции, 60-65% своих накопленных интеллектуальных ресурсов используют повторно в новых проектах, время на разработку нового продукта сокращалось в 30-40 раз, а на сэкономленные деньги, которые могли быть потрачены на «изобретение колеса», вводились в строй

новые заводы[1].


[1] Андрусенко Т. Б. Центры знаний // Генеральный директор, №11, 2006.

Однако «центры компетенций», достаточно широко распространенные на Западе, это, все-таки, не совсем одно и то же, что центры стратегической компетенции – последнее понятие гораздо шире по объему, нежели первое. Более того, если центры компетенции давно практикуются в западных коммерческих компаниях, то центры стратегической компетенции не имеют аналогов даже там.

Что же такое центры стратегической компетенции?

Под центрами стратегической компетенции мы, в данном случае, понимаем, единую информационно-технологическую сеть проектных институтов, дочерних предприятий и сервисных компаний, созданную с целью внедрения и постоянного мониторинга появления новых информационных технологий в области интерактивного управления жизненным циклом нефтегазовых месторождений. Другими словами, центр стратегических компетенций представляет из себя, своего рода, «мозг» нефтегазовой компании или плановый отдел, целиком отвечающий за внедрение и использование новых технологий в области интерактивного управления месторождениями.

Какого рода эти новые технологии?

Согласно аналитическому докладу консалтинговой ассоциации CERA технологиями, которые будут иметь значительное влияние на производство нефтяной промышленности и ее рентабельность в будущем, являются:

  • Дистанционное зондирование (периодические сейсмические наблюдения, гравитационные исследования, электромагнитный мониторинг и т.д.) может определить наличие оставшейся в пласте нефти, проводить мониторинг эффективности вытеснения, увеличивая таким образом добычу нефти до 3-7 процентов;
  • Интеллектуальные системы бурения и добуривания (получение данных о строении пластов земли во время бурения в режиме реального времени, непрерывное геологическое сопровождение бурения траектории ствола скважины, включая данные о глубинной температуре и давлении и т.д.) могут значительно оптимизировать производительность скважины, увеличить до максимума вскрытие коллектора и определить ранний подход нагнетаемой воды и неэффективность закачивания.
  • Автоматизация (оптимизационные технологии для удаленного мониторинга и контроля, диагностики и производства)  осуществляет автоматический сбор данных, включает автоматические индикаторы изменений состояния и условий, тем самым сокращая необходимое число специалистов на местах, улучшает показатели деятельности и может предотвратить возможные катастрофические отказы.
  • Интеграция и группировка сведений (интегрирует и группирует сведения, поступающие с различных устройств, установленных на месторождениях, в скважинах и системах производства). Позволяет разведывательным и добывающим компаниям получать достоверную информацию (большое количество информации группируется для отражения общей тенденции), которая передается нужным специалистам в нужное время, что позволяет провести более совершенный анализ ситуации и выбрать более совершенную стратегию эксплуатации и принимать более эффективные и экономичные решения.
  • Коммуникационные технологии и технологии для взаимодействия позволяют осуществлять сотрудничество и обмен информацией между рабочими группами специалистов, расположенными в разных географических точках и работающим в разных отраслях промышленности, что сокращает время, затрачиваемое на принятие решений, и предоставляет возможность принимать более обоснованные решения.
  • Имитация и Визуализация (оптимизация месторождений и производства, визуализация в четырехмерном измерении комплексных данных по разведке и добыче) способствует оптимизации системы размещения скважин и их профилей, определению наличия не извлеченных запасов, сокращению до минимума временных и глубинных ошибок и увеличению  коэффициента нефтеотдачи.

Внедрение всех этих технологий в нефтегазовом комплексе невозможно, с нашей точки зрения, без наличия в нем стратегического направления высокопроизводительных вычислений.

 

 

Очевидно, что переоценить важность информационных технологий в организации нефтедобывающего бизнеса невозможно. По общему мнению, информационные технологии (IT) являются ключевым средством обеспечения большей эффективности выполнения производственных задач и принятия решений на всех уровнях нефтегазового комплекса, поскольку использование информационных технологий не только создает новые виды деятельности (онлайн-мониторинг и консалтинг), но также обеспечивает большую степень автоматизации тех операций, которые в настоящий момент производятся вручную, например, сбор данных, составление отчётов, проектирование, запуск, уведомление и координация задач, что составляет существенно экономить средства на нефтеразведке и нефтедобыче. Однако следует отметить, что эффективное использование всех вышеуказанных технологий возможно только в сочетании с другими дополнительными инструментами (моделями инфраструктуры, оптимизационными и имитационными моделями, и т.д.), которые являются прямым результатом внедрения  совместного онлайн-управления. Вследствие этого, большинство “независимых” технических достижений должны рассматриваться как составляющие и неотъемлемые части совместного онлайн-управления жизненным циклом месторождений, то есть как фундаментальные инструменты для реализации усовершенствованной поддержки для процедуры принятия решений.

 

 

Эффективность подобной системы не раз становилась предметом специальных исследований. Так, согласно исследованиям, выполненным по заказу Норвежской Ассоциации Нефтяной Промышленности (OLF), внедрение системы объединённого интерактивного онлайн-управления месторождением на протяжении всего жизненного цикла на норвежском континентальном шельфе позволяет сэкономить 295 млрд. норвежских крон (перевести в доллары США). Такой эффект сравним со стоимостью крупного шельфового месторождения и достигается прежде всего благодаря:

  • снижению затрат на бурение
  • снижению расходов на эксплуатацию
  • увеличению резервов
  • ускоренному производству (см. рис. 1.).

Так, например, если ранее незапланированные вмешательства в случае сбоев работы оборудования (например, подводного контрольного модуля) занимали 1-7 дней, а после ввода данной системы запланированные вмешательства (основанные на МУП) занимают 6-8 часов, что создает общую добавочную ценность, варьирующуюся от  1,6 до 12,8 миллионов долларов США /на скважину/в год.

Из вышесказанного очевидно, как важны в современном нефтедобывающем бизнесе информационные технологии, объединенные в систему управления жизненным циклом месторождения, а, значит, и важность специального органа в структуре компании, который был бы занят целиком работой с ними – центра стратегической компетенции.

Хорошим примером аналога такого центра здесь может послужить норвежский международный исследовательский «Центр комплексных операций в нефтяной промышленности» («Center for Integrated Operations in the Petroleum Industry» (сокращенно - IO Center)), в структуре которого участвуют более 25 крупнейших нефтегазодобывающих и нефтегазосервисных компаний. Данный центр призван, по замыслу его создателей, обеспечить поддержку внедрению на всем норвежском континентальном шельфе самых современных высокопроизводительных технологий системы объединённого интерактивного онлайн-управления месторождением на протяжении всего жизненного цикла. Для этой цели потребовалось нефтегазодобывающим и сервисным компаниям интегрировать свои технологические и производственные процессы в единую компьютерную сеть, позволяющую получать геологическую информацию по всем месторождениям в режиме реального времени, совместно управлять процессами на месторождениях и осуществлять коллективную экспертизу множеством организаций и специалистов в различных географических точках, обладая информацией «из первых рук» из информационных систем, которые раньше не работали друг с другом.  Это, как предполагают создатели проекта, позволит обеспечить улучшение и ускорение принятия решений в этой сфере за счет усовершенствованной интеграции людей, процессов и технологий. Сам IO Center строится по принципу «треугольника» (сделать схемку), включая в себя три типа акторов: исследовательские институты, поставщики оборудования и нефтедобытчики. Первый элемент представлен норвежским политехническим университетом. Государственный научный совет Норвегии присвоил данному Центру статус Центра по исследовательским инновациям (Centre for Research-based Innovation, сокращенно - CRI). Бюджет данного Центра на 2010 год был равен 44 миллиона норвежских крон. Работают в нем всего 79 человек. На примере вышеупомянутого Центра мы можем увидеть прообраз центра стратегической компетенции, поскольку IO Center специализируется целиком на разработке и внедрении IT-технологий, которые входят в систему объединенного интерактивного онлайн-управления месторождением.

 


 

Центр стратегической компетенции - это "мозг" нефтегазовой компании, целиком отвечающий за внедрение и использование новых технологий в области интерактивного управления месторождениями

 


 

 

Создание подобных центров в российских нефтедобывающих компаниях необходимо не только с точки зрения потребности удешевить и рационализировать процесс нефтеразведки и нефтедобычи, но и с точки зрения общей логики развития отечественного ТЭКа. Здесь следует упомянуть о создании по инициативе Президента РФ государственной информационной системы ТЭК (ГИС ТЭК) (федеральный закон №382-ФЗ от 03.12.2011). Эта система призвана объединить в рамках единой компьютерной сети всю совокупность информации по нефтегазовым ресурсам нашей страны с целью сделать процесс добычи, транспортировки и продажи сырья более подконтрольным государственным органам. Также в этой связи следует упомянуть и Оперативное совещание Совета Безопасности Российской Федерации по вопросу «О состоянии и мерах по обеспечению энергетической безопасности Российской Федерации» (13.12.2010), на котором было принято решение проработать вопрос об эффективном использовании отечественных суперкомпьютеров в интересах развития нефтегазового комплекса. Эти и подобные этим меры говорят о том, что в XXI веке управлять нефтегазовым комплексом уже невозможно методами прошлого, ХХ века. Информационные технологии уже стали органической частью развития отечественного ТЭКа и эти технологии, как показывает пример с ГИС ТЭК, тяготеют к систематизации. Система управления жизненным циклом месторождения – это логическое завершение развития IT-технологий в нефтегазовой сфере. Она объединяет в себе комплекс ранее разрозненных технологий в единую систему онлайн-управления, а потому она нуждается и в соответствующем институциональном оформлении в виде центра стратегической компетенции.

 

 

Теперь настало время для более четкого определения того, что входит непосредственно в сферу компетенции данного центра:

  • Аудит использования имеющихся информационных систем на соответствие современным требованиям и возможностям программных и аппаратных мощностей
  • Формирование требований к разработке инновационных информационных систем, обязательных для всех подрядных сервисных компаний
  • Разработка корпоративных планов и управление инвестициями на создание и развитие информационно-аналитических систем в области единого интерактивного управления жизненным циклом нефтегазового месторождения
  • Координация исполнителей и участие в приёмке работ по созданию и внедрению инновационных информационных систем

НО «Союзнефтегазсервис», со своей стороны, готов принять активное участие в разработки такого центра как на уровне нефтегазодобывающей компании, так и на общегосударственном уровне (как это выполнено в Норвегии, с участием OLF). В связи с этим наша организация предлагает создать экспертную группу с привлечением специалистов НО «Союзнефтегазсервис» по адаптации технологий в рамках концепции Unofactor для внедрения корпоративного банка данных моделей и проектной документации, корпоративного банка данных промысловой и геолого-геофизической информации, корпоративного электронного хранилища дел скважин с целью сохранения интеллектуальной собственности, её постоянного обновления и совершенствования, а также обеспечения единой информационно-технологической сети оперативной, целостной и непротиворечивой информации.

 

Игорь Мельников, Президент НО "Союзнефтегазсервис"

Экономика и ТЭК сегодня, №20, 2012, с. 86-88.